Календарь Tasty drive

Валентин Хрущ. «Рыбных дел мастер»

24 января 1943 года родилсся одесский художник Валентин Хрущ

Одесский журналист Феликс Корихт:

«В летопись искусства нашего города он вошел как Хрущик. Хрущик родился на Пересыпи, весь свой одесский период прожил в старом доме на Пантелеймоновской. В комнате, где он работал, не было прямого света, но именно в эти годы родились шедевры, выполненные в стилистике “Бархатного Хрущика”, которые особо ценятся почитателями его таланта. Здесь по воскресеньям собирались художники, поэты, журналисты – “шестидесятники-восьмидесятники”, ценители и разговоров об искусстве, и дивных чаев, которые Хрущик заваривал как никто…в 1985 году неожиданно для всех (ранее он не отлучался далее Каролино-Бугаза и Очакова) отправился на вокзал и уехал в Москву.За последние двадцать лет жизни Хрущик всего два-три раза приезжал в Одессу. В последний раз – уже тяжело больным. Умер он в 2005 году в Подмосковье, и там же похоронен.Сегодня творчество Валентина Хруща представлено в Центре ЮНЕСКО (Париж), многих музеях и галереях мира, частных коллекциях.»

Вспоминате художник Александр Ройтбурд:    

– Чаю? – спросил Хрущ. Заварил чай и мы уселись его пить. У Хруща царил культ чая.

Одесса тогда еще жила домами, по вторникам были журфиксы у Маргариты Жарковой, по четвергам у Штрайхеров, по пятницам или по средам еще у кого-то. Я уже забыл это расписание, хотя было точно известно, когда кто принимает. И везде был культ чая. В Одессе была чаеразвесочная фабрика. 

В Советском Союзе было два основных сорта чая, грузинский и индийский. Чай грузинский по вкусу напоминал веник, а чай индийский это был чай, который привозили из Индии, разбавляли где -то на треть грузинским и расфасовывали в желтые пачки со слониками. Но на практике его разбавляли не на треть, а на добрую половину, остальное с фабрики выносили и продавали местному населению. Продавали уже развешенным по килограмму и завернутым в фольгу. Этот чай назывался “СВ” –свежеворованный. Наряду с СВ-коньяком и СВ-шоколадом он был Одессе общепризнанной теневой валютой.

Это был очень хороший чай. Хрущ тогда вообще не пил, он был “зашит” от алкоголя. Когда мы однажды, гуляя с Хрущем, встретили художника- монументалиста Моку Морозова, Хрущ сказал: «Вот смотри, этот человек еще помнит как я пил». Легенды о пьющем Хруще были страшноватые, но пьющим его я не застал. Правда, потом он опять начал пить, но тогда он был уже взрослым человеком, и не было уже того веселья.

Помню историю о Хруще и о чае.

Хрущ, когда мы выползали гулять весной, часто, щурясь, посматривал на солнышко и мечтательно говорил: «Так, скоро лето, блять. Скоро москвичи, блять, начнут приезжать… Немухин приедет…» Хрущ любил немухинские полуабстракции с вклеенными игральными картами.

И вот, в Одессу приехали какие-то москвичи. Но какие-то не такие. Хрущу не понравились. Но Валик их принимает и говорит:

– Так, э-эээ, чаю?

– Да, чай – это по нашему, по-русски, – имел глупость поддержать разговор кто-то из гостей.

– Вы конечно извините, но то, что в у вас Москве по-вашему, по-русски, так мы здесь, на Юге, этим, блять, ноги моем, – ответил Хрущ…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *